Вы здесь

Субсидиарная ответственность при банкротстве юридических лиц

09.11.17

Статья размещена в газете «Первая полоса» № 10 (093), от ноября 2017 года


За последние несколько лет нормативно-правовые акты, регламентирующие корпоративные отношения, претерпели множество изменений. Уходят в прошлое времена, когда учредители или директора ООО по долгам отвечали лишь своей долей в уставном капитале. Широко известная ст. 87 ГК РФ осталась в силе только для благополучных компаний. Если фирме «светит» признание в несостоятельности, то реалии меняются: субсидиарная ответственность при банкротстве юридического лица стала нормой, и хозяевам бизнеса стоит задуматься о перспективах их личного имущества. 

 

Что такое субсидиарная ответственность?

Субсидиарная ответственность — это ответственность директора и учредителей перед кредиторами и государством за долги фирмы. 

Если юридическое лицо не может самостоятельно рассчитаться по своим обязательствам, то долг в полном финансовом объеме ложится на плечи лиц, привлеченных к субсидиарной ответственности. Ее можно возложить на директора, учредителя, главного инженера или главбуха, да и вообще на любого гражданина, принимавшего решения или отвечавшего за деятельность должника. 

 

Новое в Законе об ООО

С 01.09.2017 года вступили в силу изменения в Федеральный закон от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее — Закон об ООО), также касающиеся вопроса о привлечении лица к субсидиарной ответственности и аналогичные тем, что закреплены в Законе о банкротстве. 

Согласно данным новеллам в Законе об ООО, по заявлению кредитора на лиц, указанных в пп. 1–3 ст. 53.1 ГК РФ, может быть возложена субсидиарная ответственность, если неисполнение обязательств общества (в том числе вследствие причинения вреда) обусловлено тем, что лица действовали недобросовестно или неразумно (подп. 3.1 п. 3 ст. 3 Закона об ООО).

К лицам, указанным в пп. 1–3 ст. 53 ГК РФ, относятся:
— лицо, которое в силу закона, иного правового акта или учредительного документа юридического лица уполномочено выступать от его имени;
— члены коллегиальных органов юридического лица, за исключением тех из них, кто голосовал против решения, которое повлекло причинение юридическому лицу убытков, или, действуя добросовестно, не принимал участия в голосовании;
— лицо, имеющее фактическую возможность определять действия юридического лица, в том числе возможность давать указания вышеназванным лицам. 

В случае несостоятельности (банкротства) общества по вине его участников или по вине других лиц, которые имеют право давать обязательные для общества указания либо иным образом имеют возможность определять его действия на указанных участников или других лиц в случае недостаточности имущества общества, субсидиарная ответственность может быть возложена по его обязательствам (п. 3 ст. 3 Закона об ООО).

 

Важно
Контролирующее должника лицо (КДЛ) отвечает субсидиарно, если полное погашение требований невозможно вследствие действий/бездействия именно этого лица. Если полное погашение невозможно вследствие действий/бездействия нескольких КДЛ, такие лица отвечают по субсидиарной ответственности солидарно (п. 1, п. 8 ст. 61.11 Закона).

 

Предполагается (пока не доказано иное), что полное погашение невозможно при наличии хотя бы одного из обстоятельств, когда: 

1. Причинен существенный вред имущественным правам кредиторов в результате совершения этим лицом или в пользу этого лица либо одобрения этим лицом одной или нескольких сделок должника (совершения таких сделок по указанию этого лица), включая сделки, указанные в ст. 61.2 и 61.3 Закона о банкротстве.

2. Документы бухгалтерского учета и (или) отчетности, обязанность по ведению (составлению) и хранению которых установлена законодательством  РФ, к моменту вынесения определения о введении наблюдения (либо ко дню назначения временной администрации финансовой организации) или принятия решения о признании должника банкротом отсутствуют или не содержат информацию об объектах, предусмотренных законодательством РФ, формирование которой является обязательным в соответствии с законодательством РФ, либо указанная информация искажена, в результате чего существенно затруднено проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, в том числе формирование и реализация конкурсной массы. 

3. Требования кредиторов третьей очереди по основной сумме задолженности, возникшие вследствие правонарушения, за совершение которого вступило в силу решение о привлечении должника или его должностных лиц, являющихся либо являвшихся его единоличными исполнительными органами, к уголовной, административной ответственности или ответственности за налоговые правонарушения, в том числе требования об уплате задолженности, выявленной в результате производства по делам о таких правонарушениях, превышают 50% общего размера требований кредиторов третьей очереди по основной сумме задолженности, включенных в реестр требований кредиторов.

4. Документы, хранение которых являлось обязательным в соответствии с законодательством РФ об акционерных обществах, о рынке ценных бумаг, об инвестиционных фондах, об обществах с ограниченной ответственностью, о государственных и муниципальных унитарных предприятиях и принятыми в соответствии с ним нормативными правовыми актами, к моменту вынесения определения о введении наблюдения (либо ко дню назначения временной администрации финансовой организа
ции) или принятия решения о признании должника банкротом отсутствуют либо искажены.

5. На дату возбуждения дела о банкротстве не внесены подлежащие обязательному внесению в соответствии с федеральным законом сведения либо внесены недостоверные сведения о юридическом лице: 

а) в единый государственный реестр юридических лиц на основании представленных таким юридическим лицом документов;
б) в Единый федеральный реестр сведений о фактах деятельности юридических лиц в части сведений, обязанность по внесению которых возложена на юридическое лицо. 

 

В связи с тем, что в процедуре банкротства все экономические и корпоративные отношения должника «оголяются», подлежат тщательной проверке и анализу как со стороны арбитражного управляющего, так и со стороны кредиторов, уполномоченного органа, меняется и судебная практика по вопросу привлечения к субсидиарной ответственности или на юридическом сленге к «субсидиарке», руководителя должника, его учредителя и (или) участника, а также иных лиц, которые имели возможность каким-либо образом определять действия должника. 

 

Кто является контролирующим должностным лицом?

Обратим внимание на изменения, внесенные в Федеральный закон от 26.10.2002 года № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»  (далее — Закон о банкротстве, Закон), касающиеся вопроса привлечении учредителей/участников предприятий к субсидиарной ответственности.

 

Для справки
С 30.07.2017 вступили в силу положения новой гл. 3.2 «Ответственность руководителя должника и иных лиц в деле о банкротстве».

 

В Законе появился новый термин «контролирующее должника лицо» (КДЛ), согласно которому (п. 1 ст. 61.10 Закона) это физическое или юридическое лицо, имеющее либо имевшее не более чем за три года, предшествующих возникновению признаков банкротства, а также после их возникновения до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом право давать обязательные для исполнения должником указания или возможность иным образом определять действия должника, в том числе по совершению сделок и определению их условий. 

Закреплен обязательный признак КДЛ — наличие возможности определять действия должника, четыре варианта достижения данной возможности: 

1. Нахождение с должником (руководителем или членами органов управления должника) в отношениях родства или свойства, должностного положения. 

2. Наличие полномочий совершать сделки от имени должника, основанных на доверенности, нормативном правовом акте либо ином специальном полномочии. 

3. Наличие должностного положения (например, замещение должности главного бухгалтера или финансового директора должника, или иной должности, предоставляющей возможность определять действия должника). 

4. Наличие возможности определять действия должника иным образом, в том числе путем принуждения руководителя или членов органов управления должника либо оказания определяющего влияния на руководителя или членов органов управления должника иным образом. 

Пока не доказано иное, предполагается, что лицо являлось КДЛ, если это лицо:
— являлось руководителем должника или управляющей организации должника, членом исполнительного органа должника, ликвидатором должника, членом ликвидационной комиссии; 
— имело право самостоятельно либо совместно с заинтересованными лицами распоряжаться 50% и более голосующих акций акционерного общества, или более чем половиной долей уставного капитала общества с ограниченной (дополнительной) ответственностью, или более чем половиной голосов в общем собрании участников юридического лица либо имело право назначать (избирать) руководителя должника;
— извлекало выгоду из незаконного или недобросовестного поведения лиц, указанных в п. 1 ст. 53.1 ГК РФ. 

Арбитражный суд может признать лицо контролирующим должника лицом по иным основаниям.

КДЛ, вследствие действий/ бездействия которого невозможно полностью погасить требования кредиторов, не несет субсидиарной ответственности, если докажет, что его вина отсутствует (отсутствует субъективная сторона). Такое КДЛ не будет субсидиарно отвечать, если оно действовало согласно обычным условиям гражданского оборота, добросовестно и разумно в интересах должника, его учредителей (участников), не нарушая при этом имущественные права кредиторов, и если докажет, что его действия совершены для предотвращения еще большего ущерба интересам кредиторов (п. 10 ст. 61.11 Закона). 

Подытоживая вышеизложенное, для привлечения к субсидиарной ответственности контролирующего должника лица заявителю необходимо доказать:
— что ответчик является контролирующим должника лицом;
— невозможность полностью погасить требования кредиторов;
— наличие причинноследственной связи между действиями/бездействием ответчика и невозможностью полного погашения требований кредиторов;
 вину контролирующего должника лица. 

Правом на подачу заявления о привлечении к ответственности обладают арбитражный управляющий (по собственной инициативе либо на основании решения собрания/комитета кредиторов), конкурсные кредиторы, представитель работников должника, работники или бывшие работники должника, перед которыми у должника имеется задолженность, или уполномоченные органы. Подача заявления возможна в ходе любой процедуры банкротства (п. 1 ст. 61.14 Закона). Законом также установлена субсидиарная ответственность за неподачу (несвоевременную подачу) заявления должника (ст. 61.12 Закона). 

 

Практика привлечения к субсидиарной ответственности

Тактика Агентства по страхованию вкладов (АСВ) стала хрестоматийной для юристов, которые сталкиваются с вопросами привлечения к субсидиарной ответственности. Среди интересных дел по «субсидиарке» можно назвать дело № А40-119763/2010, рассмотренное 30.04.2015 Арбитражным судом города Москвы, о взыскании с его «теневого владельца» обанкротившегося Межпромбанка экс-сенатора Сергея Пугачева 75 млрд руб. по долгам банка. Определение Арбитражного суда первой инстанции было оставлено без изменения постановлениями судов апелляционной и кассационной инстанций 24.06.2015 и 01.10.2015 соответственно. 

Это одно из самых громких дел в практике привлечения к субсидиарной ответственности контролирующего лица с поистине беспрецедентной суммой взыскания. В качестве доказательств того, что лицо контролировало должника, суду были представлены многочисленные свидетельские показания, в т. ч. сотрудников организации, внутренние документы общества и документы из иностранных юрисдикций, которые и подтвердили, что в конце цепочки владения обществом находится «теневой владелец». 

При этом суды исходили из наличия причинноследственной связи между действиями (бездействием) указанных лиц по несоблюдению предписаний законодательства о банках и банковской деятельности; ненадлежащему анализу кредитных рисков; заключению сделок с неплатежеспособными заемщиками; расторжению обеспечительных сделок с заемщиками и банкротством должника. 

Таким образом, контролирующие должника лица обязаны сами доказать обоснованность и разумность своих действий, если другой стороной представлены аргументы против их добросовестности. В противном случае «хозяева» предприятия несут субсидиарную ответственность по его обязательствам. Презумпция виновности подтверждена Определением Верховного Суда РФ от 09.03.2016 № 302-ЭС14-147. Схема «учредить ООО — назначить номинального руководителя — управлять самому» уже не является гарантией ухода от ответственности. Перед ФНС России поставлена задача повысить сбор налогов в казну, и налоговики получили достаточно инструментов для ее выполнения. Круг контролирующих должника лиц практически не ограничен, и каждый из них может стать мишенью для привлечения к субсидиарной ответственности. Параллельно ведется работа по защите кредиторов от «контролируемого банкротства» недобросовестных должников. Виновные в преднамеренном банкротстве рискуют не только своими денежными средствами, но и дисквалификацией, а в худшем случае — свободой. По мнению экспертов, российский бизнес входит в стадию повышенного контроля со стороны государства, и к этому нужно быть готовым.

 

Заключение

Таким образом, законодатель, внося изменения, касающиеся субсидиарной ответственности лиц, развивает тенденции по снятию корпоративной вуали в отношении директоров и акционеров, усиления защиты прав и законных интересов кредиторов юридических лиц. Практика применения указанных нововведений покажет, насколько эти меры повысят эффективность защиты прав кредиторов. Но также нельзя исключать, что применение новых правил может вызвать ряд новых вопросов, которые законодатель будет последовательно разрешать.

 

 

Гвоздкова Наталья Владимировна

   Гвоздкова Наталья Владимировна

  Руководитель юридического департамента
  ГК «Главбух» в сфере консалтинговых и аудиторских
  услуг

 


Внимание! Использование любых материалов издания возможно только с письменного разрешения редакции. При копировании ссылка на газету «Первая полоса» обязательна.